Наука и Вера

«Если мы вырастим поколение студентов, которые не верят в научный прогресс, которые думают, что все, что мы узнали о природе и Вселенной, может быть опровергнуто несколькими предложениями, переведенными на современный нам язык из какого-то древнего текста, то мы не будем больше вводить какие-либо инновации».

Эта цитата из твиттера “Science Guy” Билла Ная в 2012 году побудила генерального директора Genesis Кена Хэма вступить с ним в дискуссию, чтобы обсудить, уместно ли преподавать креационизм (теория Сотворения, полностью отвергающая теорию эволюции) школьникам.

Дебаты состоялись в феврале 2014 года и транслировались в Интернете. Победитель не был объявлен, но и Най, и Хэм не спешили признать себя проигравшими.

Во всяком случае, дебаты высветили шаблон, накрепко вбитый в голову простым обывателям, который часто пропагандируют средства массовой информации: наука и вера несовместимы, вообще и никак.

Каковы же истинные отношения между верой и наукой? Чтобы немного разобраться в этом, мы исследуем то, что не соответствует действительности: четыре распространенных мифа, которые пригодятся в разговоре о религии и науке.

Миф 1

«Религиозная вера и наука несовместимы — и всегда находятся в конфликте».

О чем мы вообще говорим?

Сначала нужно договориться о терминах. – понятия «религиозная вера” и «наука» —кажутся исчерпывающими, люди думают, что они полностью выражают всю веру и науку, но это не так. Истинная полемика, по-видимому, чаще всего сводится к столкновению между христианским библейско-буквалистским креационизмом и дарвиновской теорией эволюции. Не все религии вовлечены в эту борьбу. Такие религии, как иудаизм, ислам и буддизм, вместе с христианскими конфессиями, которые имеют более свободное понимание Книги Бытия, умудряются оставаться вне борьбы.

Не задействованы также и все области науки. Многие научные дисциплины, отличные от наук о «происхождении» космологии и истории жизни, не оспариваются религиозной верой, а наоборот: аэрокосмические,

метеорологические, фармацевтические и инженерные науки, например, никак не влияют на большинство видов религиозных верований.

История: религия помогла науке развиваться.

Исторически современная наука многим обязана религиозной вере — особенно христианству. Когда грамотность начала распространяться по всей западной цивилизации, люди европейского христианского мира начали читать Библию для себя и приняли вызов Библии, чтобы проверить истинность ее утверждений (например, Деяния 17:11).

Натурфилософы — ученые до того, как появились ученые, — понимали природу как «другую книгу Бога», предназначенную для изучения людьми так же, как они изучали Библию. То, что мы называем «научным методом», отчасти выросло из этого образа мышления.

Разные люди, разные перспективы.

В то время, как в средствах массовой информации мы часто наблюдаем напряженную конфронтацию между учеными-атеистами-натуралистами и антиэволюционными креационистами, реальность такова, что люди взаимодействуют с наукой и верой различными способами. Физик и теолог Ян Барбур представил четыре модели, характеризующие пересечение науки и веры:

  • Конфликт. Это столкновение между библейско-буквалистским креационизмом и дарвинистско-эволюционистским натурализмом, описанным выше. Две стороны этой модели сходятся в том, что человек не может верить в эволюцию и Бога одновременно, поэтому он должен выбирать между ними. Модель конфликта очень сенсационна — и поэтому получает наибольшее освещение в СМИ.
  • Независимость. В модели независимости и наука, и религия считаются равными и важными, но они действуют в разных сферах: наука имеет дело с вопросами «как»; вера имеет дело с вопросами «почему». В этой модели две сферы всегда разделены и, следовательно, никогда не конфликтуют — но они также неспособны к какому-либо продуктивному взаимодействию; наше обсуждение второго мифа глубоко затрагивает эту проблему.
  • Диалог. Представьте себе команду ученых-натуралистов и ученых-креационистов, работающих над раскопками в Большом Каньоне. Занимаясь вместе, натуралисты обсуждают свои рассуждения о том, что рельеф является результатом многомиллионной эрозии реки Колорадо, в то время как креационисты объясняют свою теорию, что каньон является результатом катастрофического события, такого как наводнение. Каждая команда открыта для творческих идей и прислушивается к мнению своих оппонентов. Именно так могла бы работать модель диалога Барбура. Диалог, говорит Барбур, «подчеркивает сходство в предпосылках, методах и концепциях».
  • Интеграция. В интеграционной модели Барбура наука и вера объединяются для получения единой «цельной» истины. Многие первопроходцы науки — например, Кеплер, Декарт и Ньютон — придерживались мировоззрения, которое объединяло их христианские верования с их научными открытиями. Барбур и другие признавали, что стабильная интеграционная модель является сложной задачей для построения и поддержания — в основном из-за соблазна пойти на компромисс и либо принудить эмпирическую науку к теистическому мировоззрению, либо свести веру к натуралистическому мировоззрению.

Миф 2

«Наука и религиозная вера имеют дело с двумя различными частями человеческого опыта. И у них нет никаких точек соприкосновения».

Описанная выше модель Независимости имеет обратную сторону: если наука и вера не могут быть независимыми, то где они пересекаются? Области, в которых наука и вера пересекаются, выявляют слабые стороны концепции, отделяющей науку от веры.

Гармония в действии природы.

Еще до появления современной науки натурфилософы наблюдали порядок и регулярность в том, как работает Вселенная. И они сформулировали руководящие принципы, или «естественные законы», чтобы объяснить этот порядок. Ученые различных убеждений сходятся во мнении, что эти руководящие принципы являются реальностью, даже при философских разногласиях относительно их источника и цели.

Поиск истины.

С точки зрения натуралистической науки, наблюдаемая Вселенная — это все, что есть, поэтому она — особенно наш мир — заслуживает сохранения и защиты. С точки зрения теиста (верующего), природа — это творение высшего Существа, которое возложило на людей ответственность за заботу о ней. С точки зрения христианина, люди были созданы по образу Божьему специально для того, чтобы работать вместе с Ним в культивации и наслаждении тем, что Он создал. Научные открытия могут помочь людям, в том числе и верующим, понять, как лучше всего служить хранителями природы. Теисты и атеисты должны без колебаний сотрудничать в области охраны окружающей среды.

Этика.

Эмпирическая наука не имеет представления, да собственно и не должна иметь представления о таких вещах как совесть, честь и т.д. И все же совесть — способность, помогающая человеку отличать добро от зла, — обычно признается реальной вещью, происходящей в уме. В теистическом мировоззрении совесть — это Богом данная способность, которая укореняет моральное и этическое поведение человека в объективной реальности, а попросту говоря – в повседневной жизни. Моральные и этические принципы во многом и определяют границы научных исследований.

Улучшение условий жизни человека.

И наука, и вера стремятся поддерживать здоровье и благополучие всех людей. Экспериментальные научные исследования могут помочь людям веры лучше понять работу природы, включая человеческое тело и разум. Религия может дать духовное понимание таким областям науки, как социология и антропология, психология и психическое здоровье, уголовное право и реабилитация.

Миф 3

«Споры между наукой и религией — это в действительности конфликт между фактом и фантазией. Наука имеет дело с фактами; религия, в частности христианство, основана на старых, вероятно мифических, историях об ушедших культурах».

Факты.

Не все «факты», утверждаемые учеными, могут быть проверены. Многие из них являются экстраполяцией имеющихся данных и основаны на предположении, что природа всегда и последовательно подчинялась одним и тем же естественным законам. Другие идеи, которые ученые называют «фактами», часто являются предположениями, которые они пока не могут доказать. Кроме того, полученные данные являются только одним из компонентов сложного процесса, в ходе которого ученые интерпретируют данные, синтезируют их интерпретации, применяют синтез и тестируют применение. Интерпретации ученых-натуралистов — это всего лишь один из способов интерпретаций. Например, ученые, сторонники теистической эволюции, и ученые, сторонники разумного замысла, получали одни и те же данные, доступные ученым-натуралистам, но интерпретировали, синтезировали и применяли их по-разному. Если уж на то пошло, любая интерпретация данных может быть просто ошибочной, что может привести к ошибочному синтезу и применению. Очень важно рассматривать полученные данные со всех сторон и не предвзято.

Сборник древних сказок и преданий.

Библия, бесспорно, является древней книгой, и, по общему признанию, трудно представить, как отдельные Писания, по крайней мере, 40 различных авторов в течение более чем 1500 лет можно считать единым «целым». Однако отвергать Библию как просто книгу древних еврейских сказаний — значит также подвергать сомнению критерии, по которым определяется авторитет любого древнего документа. Количество существующих частичных или полных библейских рукописей делает Библию самым достоверным историческим документом древнего мира. Источники вне пределов Библии подтверждают многие из ее исторических утверждений. Они также показывают, что ранняя церковь верила, что Библия является единым посланием, и все ее части находятся в полном согласии между собой. Кроме того, все большее количество сведений, содержащихся в Библии, подтверждается археологическими находками.

Так может ли в этой древней Книге быть больше фактов, чем фантазий?

Миф 4

«Большинство ученых — атеисты, и религия им не нужна».

В период с 2005 по 2008 год социолог Элейн Говард Эклунд провела опрос 1700 естествоиспытателей и социологов в ведущих университетах США и обнаружила, что только более 50% ее выборки считают себя атеистами или агностиками. 40% опрошенных были либо иудеями, либо христианами (включая католиков, евангельских христиан и основных протестантских направлений).

В 2014 году Эклунд опросил ученых, работающих в таких практических дисциплинах, как медицина, гигиена и биотехнологии. Результаты сильно отличались от ее предыдущего опроса: 24,4% заявили, что они атеисты или агностики, в то время как 65% назвали себя иудеями или христианами. Вместе исследования Эклунда дают убедительные доказательства того, что большинство ученых в Соединенных Штатах не только не являются атеистами, враждебно настроенными по отношению к религии, но они люди веры, то есть те, кто не просто относятся к религии нейтрально, а активно практикуют ее. То есть ученому совсем не обязательно быть атеистом или агностиком.

В каком направлении нам все же двигаться?

Мы не должны становиться жертвами мифов и стереотипных медийных образов, которые предполагают, что наука и религиозная вера находятся в противоречии и не могут быть примирены. Многие ученые — как натуралисты, так и теисты — считают, что наука и религия совместимы, и хотят прийти к такому положению, в котором модель диалога Яна Барбура является стандартом.

Даже и в таком контексте разногласия конфликты, несомненно, будут продолжать возникать между конкурирующими мировоззрениями и теориями. Но согласие уважать противоположные взгляды друг друга и искать возможности для обмена идеями и совместной работы – возможно, это и есть та достойная цель и единственный способ для нашего общества по-новому взглянуть на проблему взаимоотношения науки и религии и избавиться от навязанных стереотипов и обновить свой взгляд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *